06.07.2016

Правительство одобрило предложение Минфина заморозить расходы федерального бюджета в номинальном выражении на три года. Банки.ру спросил у экспертов, означает ли эта мера заморозку индексации зарплат бюджетников и социальных выплат и поможет ли такая мера российской экономике выйти из кризиса.

Безумие или торжество разума?

На совещании у премьер-министра Дмитрия Медведева было одобрено предложение Минфина заморозить расходы федерального бюджета в номинальном выражении на три года, сообщила газета «Ведомости». Министерство финансов предлагало зафиксировать расходы федерального бюджета на 2017—2019 годы в размере 15,78 трлн рублей в год. Как уточнила изданию пресс-секретарь премьер-министра Наталья Тимакова, на совещании были заслушаны предложения Минфина, но никаких решений принято не было. При этом с самим подходом все согласились, решение будет представлено в четверг, 7 июля, сказал участник совещания.

По данным газеты, возможно перераспределение расходов внутри программных статей. С замораживанием расходов согласен и президент. Отмечается также, что на совещании выступали министры, многие из которых жаловались, что «денег на все расходы им не хватит».

Глава Центра стратегических разработок (ЦСР) и бывший министр финансов Алексей Кудрин поддержал идею Минфина, отметив, что замораживание бюджетных расходов психологически легче, чем сокращение. Правительство неоднократно подчеркивало неприкосновенность соцобязательств. По расчетам ЦСР, замораживание расходов на три года позволит сократить дефицит бюджета до 1% ВВП в 2019 году. При этом в 2016 году бюджетный дефицит превысит изначально запланированные 3% ВВП (по итогам первого полугодия он составил 4,3% ВВП), что для России непосильно. «Когда Резервный фонд потратится, поддерживать такой дефицит будет трудно: пытаясь занимать, государство по сути будет главным претендентом на все свободные ресурсы на [внутреннем] рынке», — цитируют Кудрина «Ведомости».

По предложению Минфина, даже в номинальном размере сокращаются расходы по 36 из 42 госпрограмм (это примерно половина бюджета), пишет газета. Исключение, по данным издания, составляют расходы на пенсии, экономическое развитие и управление госфинансами (госдолг).

Советник президента России и постоянный критик монетарных властей Сергей Глазьев назвал принятие предложений Минфина в условиях кризиса «абсолютно безумной мерой», отметив, что фиксация номинальных расходов приведет к 10-процентному сокращению расходов в реальном выражении, что усугубит падение спроса, сообщает ТАСС. «А значит, еще дальше загонит нашу экономику в стагфляционную ловушку. Интересно, почему во всех странах предпринимаются меры по стимулированию экономического роста, а у нас, наоборот, долгое время проводится политика по недопущению экономического роста», — цитирует экономиста агентство.

Сохранение расходов бюджета в 2017—2019 годах на текущем уровне будет компенсировано тратой Фонда национального благосостояния и ростом внутренних заимствований, в результате чего объем средств ФНБ за три года сократится на 40%, сообщили Газете.ру два источника в правительстве. «До конца 2019 года ФНБ сократится почти на 40%, до 2,97 триллиона рублей, а заимствования на внутреннем рынке вырастут до 7,5 триллиона рублей», — сказал источник. «Залезть» в ФНБ правительство будет вынуждено, так как Резервный фонд России к 2017 году полностью опустеет, утверждают собеседники издания.

Банки.ру спросил экспертов, не означает ли фиксация бюджетных расходов на три года заморозку зарплат и социальных обязательств государства и способна ли эта мера помочь экономике выйти из кризиса, а также запустить экономический рост.

«Социальные расходы федерального бюджета будут сокращаться неминуемо»

Андрей Чернявский, ведущий научный сотрудник Института «Центр Развития» НИУ ВШЭ:

— Консолидация бюджетных расходов — достаточно болезненный процесс, который ударит и по социальным обязательствам. С учетом того, что пенсионные обязательства, насколько я понимаю, будут выполняться, это означает, что другие социальные расходы федерального бюджета будут сокращаться неминуемо. По нашим оценкам, к 2019 году по сравнению с уровнем 2014 года все расходы федерального бюджета сократятся примерно на четверть. Ведь тогда расходы проектировались под цену нефти 100 долларов за баррель и выше, а сейчас это делается под предположение, что баррель нефти будет стоить 40 долларов.

Но даже при такой заморозке расходов проблемы бюджетной сбалансированности полностью не решаются. Резервный фонд истекает в 2017 году, во всех случаях мы будем расходовать средства Фонда национального благосостояния. При этом нужно учитывать, что средства ФНБ могут быть использованы на другие цели, например на поддержание банковской системы и того же ВЭБа.

Заморозка расходов и сокращение расходов в реальном выражении, разумеется, не будут способствовать экономическому росту: при прочих равных это будет выступать как фактор сокращения экономики. Другое дело, что, пока не будет решена задача бюджетной консолидации, сложно вообще думать об экономическом росте. Вначале нужно стабилизировать доходы и расходы бюджета.

«Приоритет должен отдаваться макроэкономической стабильности»

Ярослав Лисоволик, главный экономист Евразийского банка развития (ЕАБР):

— В сфере экономической политики всегда будут противостоять эти два лагеря — консерваторов-стабилизаторов и сторонников активного экономического роста. Думаю, что в свете последних нескольких лет приоритет в принятии решений относительно бюджетной политики должен отдаваться соображениям макроэкономической стабильности.

Идет адаптация бюджета к новым, сложным условиям более низких цен на нефть, и без корректировки расходной части бюджета здесь не обойтись. Такого рода меры проводятся с прицелом на несколько лет, исходя из консервативного предположения, что цены на нефть могут или еще снизиться, или остаться низкими. Если же цены на нефть будут достаточно комфортными, то не исключен вариант дальнейшей корректировки бюджета в сторону некоторого повышения расходов. Эта ситуация адаптивная, она может меняться в соответствии с внешними условиями.

Думаю, в течение ближайших нескольких лет при перераспределении расходных статей бюджета социальная сфера будет затронута в меньшей степени, хотя исключать этого нельзя. Скорее всего, эта мера в большей степени коснется инфраструктурных, инвестиционных расходов, что, конечно, будет иметь негативные последствия для экономического роста. Но эти последствия не будут такими уж существенными, если сокращение будет сконцентрировано на наименее эффективных расходах. С другой стороны, некоторое сокращение или замедление роста расходов позволит задействовать различные инструменты финансирования бюджетного дефицита. Это дает правительству определенное пространство для маневра, чтобы попытаться сохранить Резервный фонд и не растрачивать его в течение следующих двух-трех лет. Сохранение хотя бы какой-то критической массы резервов двух наших фондов поддерживает доверие к нашей экономике, наши суверенные рейтинги. И это действительно важный резерв для финансовых рынков и бюджетной политики.

«Для преодоления кризиса одной экономии мало. Но без нее позитивных изменений не будет»

Марк Гойхман, аналитик ГК TeleTrade:

— Замораживание номинальных сумм расходов государственного бюджета — вынужденная, тяжелая, но необходимая мера. Это простое требование — жить по средствам. Без этого возникнет катастрофический бюджетный дефицит, опустошение Резервного фонда, необходимость огромных государственных займов, превышающих 1 триллион рублей в год. Это в свою очередь опасно для финансовой стабильности страны, чревато возвратом к высокой инфляции. Конечно, оборотная сторона такой экономии — сокращение реальных расходов бюджета. Его проектировки предусматривают уменьшение финансирования программы соцподдержки граждан, развития здравоохранения, физкультуры и спорта, урезание расходов на развитие Крыма. В таких условиях вполне возможна и заморозка индексаций бюджетных выплат населению.

Для преодоления кризиса одной экономии мало. Однако без нее, к сожалению, позитивных изменений определенно не будет.

«За эти три года расходы сократятся на 20% в реальном выражении»

Анна Кокорева, заместитель директора аналитического департамента «Альпари»:

— Идея заморозить расходы вызывает тревогу: значит ли это, что в будущих периодах правительство не рассчитывает на рост доходов? Если так, то это как минимум кажется странным, ведь все финансовые ведомства в голос говорят о том, что в следующем году экономика будет демонстрировать рост, а в ближайшие три года экономический рост может вернуться к докризисным уровням.

Замораживание расходов позволит Минфину минимизировать дефицит, а значит, выполнить одну из основных задач, поставленных правительством перед ведомством. Только вот за эти три года расходы сократятся на 20% в реальном выражении.

Если расходы в течение трех лет будут оставаться на одном и том же уровне, то и развитие экономики будет подтормаживать. Нет денег — нет роста. Это значит, что ряд направлений и госпрограмм будут недофинансированы. В планах Минфина сократить номинальные расходы по 36 госпрограммам: социальной поддержки граждан, обеспечения доступным жильем, развития здравоохранения, образования, сельского хозяйства. Таким образом, вместо того, чтобы оптимизировать процесс сбора налогов и другие механизмы, влияющие на формирование доходов бюджета, Минфин сэкономит на нуждах населения. Нет сомнений в том, что правительство может отказаться от индексации пенсий, соцвыплат и зарплат бюджетникам.

«Найдена золотая середина»

Игорь Волков, президент финансового холдинга MFX Group:

— Предложение Минфина представляется оптимальным решением. Доходов бюджета не хватает даже для финансирования текущего уровня расходов, не говоря об их увеличении. Приходится делать выбор. С одной стороны, можно было бы урезать расходы, но это непопулярная и болезненная мера. С другой стороны, можно было бы наращивать долги, безудержно расходовать резервные фонды или просто печатать деньги, но это опасно и чревато целым букетом негативных побочных эффектов. Найдена золотая середина: расходы не сокращаем, но и не увеличиваем. В долги не лезем, печатным станком не злоупотребляем, осторожно расходуем для покрытия дефицита бюджета резервные фонды.

Если верить той информации, которая просочилась в прессу, индексация пенсий на размер инфляции будет осуществляться в течение всех трех лет. А вот другие социальные выплаты и зарплаты бюджетников вряд ли будут повышаться, а если и будут, то не на размер инфляции.

Конечно, предлагаемые меры будут тормозить экономический рост. Но для долгосрочного развития российской экономики важнее устойчивость государственных финансов и низкая инфляция, чем искусственный рост за счет долгов или денежной эмиссии.

«Социальные статьи могут стать «священной коровой»

Станислав Вернер, вице-президент IFC Financial Center:

— Решение заморозить в номинальном выражении госрасходы в ближайшие три года сродни кровопусканию: болезненно и неприятно, но может принести благотворный эффект. Слава богу, на чудо роста нефтяных цен мы уже не рассчитываем и в отличие от предыдущих лет исходим из консервативных оценок. Сейчас стоит ожидать серьезной борьбы между бюджетополучателями за уменьшающийся кусок пирога. Социальные статьи могут стать «священной коровой», причем угрозы главы Минэкономразвития заморозить зарплаты могут так и остаться угрозами. Дело в том, что, принимая такой бюджет «затягивания поясов», правительство будет подыгрывать Центробанку, который нацелен в этом году опустить инфляцию до 5—6%, а в дальнейшем довести ее до 4%. При отсутствии шоков и постепенном выправлении ситуации в экономике деньги на следующие индексации могут найтись.

Заморозка госрасходов, конечно, отнимет десятую-другую процента от ВВП, но между тем заставит исполнительную власть заняться повышением эффективности: должно быть расширено количество механизмов, поощряющих экономию государственных средств. Если инфляция опустится до 4%, а фискальная ситуация останется без изменений, то бизнесу будет проще просчитывать риски в инвестиционных проектах. Останется только улучшить бизнес-климат, пойдя на болезненные, но также необходимые структурные реформы, создать стимулы для инвестиций. Тогда и Фонд национального благосостояния окончательно не оскудеет, и Минфину уже не придется исхитряться в вопросе, как наполнить бюджет. Тогда и экономика окончательно перестроится и будет готова не только закончить рецессию, но и перейти к более-менее заметному росту.

«Не будут индексироваться зарплаты бюджетникам и соцвыплаты, однако такой вариант лучше, чем сокращение этих выплат»

Лазарь Бадалов, доцент кафедры банковского дела РЭУ им. Г.В.Плеханова:

В условиях низких цен на энергоресурсы правительство вынуждено заботиться о сохранении государственных резервов. Конечно, при заморозке расходов не будут индексироваться зарплаты бюджетникам и соцвыплаты, однако такой вариант лучше, чем сокращение этих выплат. Таким образом, правительство выбирает консервативный вариант управления бюджетом. Для выхода из кризиса можно было бы провести более агрессивную экономическую политику, а именно — увеличить государственные расходы и заимствования, чтобы стимулировать таким образом экономический рост.

«Проект открывает психологические возможности для изменения социальной политики»

Ирина Григорьева, старший аналитик Национального рейтингового агентства:

— Проект является относительно комфортным по сравнению с сокращением расходов бюджета, однако вызывает тревогу, так как открывает в том числе и психологические возможности для постепенного плавного отказа или изменения ряда положений социальной политики, что может выразиться и во временных мораториях на индексацию выплат, и в сокращении персонала бюджетных организаций.

Привлечение средств ФНБ, который является частью механизма пенсионного обеспечения, на первый взгляд вызывает оптимизм. Однако в соответствии с внесенными в 2014 году изменениями в законодательство средства фонда могут быть использованы не только для поддержания пенсионной системы, но и для финансирования инфраструктурных проектов через банки. По данным Минфина, на 1 июля 2016 года более 10% средств ФНБ размещены в ВЭБе, при этом около 60% из них направлены на поддержание уровня достаточности капитала самого Внешэкономбанка. Еще около 6% средств фонда размещены в привилегированные акции российских банков.

В бюджете на 2016 год крупнейшими заложенными статьями по убыванию были социальная политика, национальная оборона, национальная экономика, на которые приходилось почти 63% всех расходов бюджета. Вероятнее всего, данные статьи не будут секвестироваться. А это значит, что сокращение расходов произойдет в других направлениях: образование, медицина, спорт, культура и пр.

Елена ПЕТЕШОВА, Banki.ru

Источник: Banki.ru









  if(injectTo=="")injectTo="admitad_shuffle"+subID+Math.round(Math.random()*100000000); if(subID=='')subid_block=''; else subid_block='subid/'+subID+'/'; document.write('
'); var s = document.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.async = true; s.src = 'https://ad.admitad.com/shuffle/36fe7aabad/'+subid_block+'?inject_to='+injectTo; var x = document.getElementsByTagName('script')[0]; x.parentNode.insertBefore(s, x); })();