07.09.2016

Эльвира Набиуллина вошла в список лучших глав ЦБ по версии американского журнала Global Finance вместе с руководителями центральных банков Израиля, Ливана, Парагвая, Перу, Филиппин, Тайваня и Великобритании. Почему они стали лучшими, несмотря на очевидные проблемы в экономиках большинства этих стран?

«Как минимум ничего не испортили»

Если в вашей стране не происходит политических потрясений или не наблюдается продолжительной стагнации, которую вы героически преодолеваете на своем посту, вы вряд ли попадете в этот список — такой вывод, по крайней мере, можно сделать, глядя на список.

Высшую оценку А вместе с Эльвирой Набиуллиной от издания Global Finance получили также главы центральных банков Израиля, Ливана, Парагвая, Перу, Филиппин, Тайваня и Великобритании.

При этом, согласно данным МВФ, показатели ВВП на душу населения — индикатор развития экономики — даже у самых развитых стран из этого списка находятся за пределами первой двадцатки. Так, по итогам 2015 года Великобритания расположилась на 25-м месте в мире, Израиль — на 33-м, Россия — на 48-м, Ливан — на 64-м, Перу — на 90-м, Парагвай — на 107-м, а Филиппины — на 118-м.

«Руководители центробанков сегодня вынуждены справляться с беспрецедентными сложностями, вызванными политическими волнениями и низкими ценами на энергоносители, — отмечает шеф-редактор журнала Global Finance Джозеф Джаррапуто. — Некоторые из них к тому же ограничены обстоятельствами. Но, несмотря на это, отдельные главы центробанков показывают выдающуюся гибкость в проведении политики».

В рейтинге учитывалась работа по контролю инфляции, достижению целевых показателей экономического роста, поддержанию стабильного валютного курса и управлению процентными ставками. Либо же «наиболее смелые и громкие действия, которые в дальнейшем как минимум ничего не испортили», отмечает руководитель управления анализа валютных рисков Dukascopy Bank SA Евгения Абрамович.

Банки.ру рассмотрел поближе лучших глав ЦБ в мире и выяснил, почему именно они стали мировыми лидерами в своей профессии.

Карнит Флуг (Банк Израиля)

Флуг занимает позицию главы Банка Израиля с 2013 года, став первой женщиной в стране, добившейся этого поста. Она сменила легендарного Стэнли Фишера, большого авторитета в израильских финансовых кругах, не раз становившегося лучшим главой центрального банка в мире по версии разных изданий. Не имея веса Фишера и поддержки со стороны премьер-министра Израиля Беньямина Нетаньяху (он долго сопротивлялся назначению Флуг на пост главы ЦБ), эта женщина тем не менее крепко взялась за дальнейшую стабилизацию налоговой и бюджетной политики государства.

Надо сказать, и здесь премьер страны доставлял ей немало хлопот. Так, после назначения им на пост министра обороны представителя «правых» Авигдора Либермана в мае этого года многие ожидали бегства инвесторов из страны, девальвацию шекеля и последующую инфляцию. «Однако, судя по текущей динамике экономического роста страны, позиция ужесточения расхода Резервного фонда (а для этого Национальный банк даже на время свернул программу покупки европейских гособлигаций) и кратковременная поддержка то одного сектора, то другого обеспечили финансовой системе необходимую гибкость», — замечает Евгения Абрамович из Dukascopy Bank SA.

Даже перманентный конфликт с Палестиной и кризис недвижимости в стране не помешали Израилю в 2015 году показать дефляцию в 0,6% против инфляции в размере 0,5% годом ранее. А шекель в июле этого года укрепился по отношению к доллару на 0,5% и на 0,9% по отношению к евро.

Один из секретов успеха Флуг на посту главы Банка Израиля — категорическое нежелание допускать малейшее увеличение дефицита госбюджета, даже ради поддержания оборонного сектора. В 2014 году это даже привело к конфликту с министром финансов страны Яиром Лапидом, который так и не смог упросить Флуг повысить дефицит бюджета с 2,5% до 3,5% ВВП для покрытия расходов на операцию «Нерушимая скала» в секторе Газа.

Риад Саламе (Банк Ливана)

Вот уже 23 года Риад Саламе каждый день входит в двери изогнутого полумесяцем бежевого здания ЦБ Ливана в качестве руководителя. Оставив позади карьеру в Merrill Lynch и МВФ, Саламе принялся разгребать развалы финансовой системы страны, лежавшей в руинах после гражданской войны 1975—1990 годов — до этого Ливан считался банковской столицей Азии.

У Саламе многое получилось. В период с 1992 по 1998 год показатель годовой инфляции в стране снизился с чудовищных 100% до вполне приемлемых 5%. В 2015 году в стране наблюдалась дефляция в размере 3,7% — годом ранее инфляция не превышала 1,9%.

Саламе — сторонник консервативного подхода: Ливан — страна политически нестабильная, поэтому ЦБ держит финансовую систему под своим жестким контролем. Это дает свои плоды. Даже в кризисный 2008 год в Ливане увеличился объем фондового рынка, что, по данным газеты Sunday Times, в тот год было характерно только для семи стран в мире.

Хорхе Рауль Корвалан Мендоса (Центральный банк Парагвая)

Корвалан занимает свой пост с 2008 года. В Парагвае за чертой бедности живет 34,7% населения (данные МВФ 2010 года, которые с тех пор вряд ли существенно изменились). Темпы инфляции при этом последовательно уменьшаются: в 2014 году они составили 5%, в 2015-м опустились до 2,9%.

Корвалан работает в стране, где основной статьей дохода экономики до сих пор является сельское хозяйство. Мешает и непоследовательная политика президента Парагвая Орасио Картеса, некогда осужденного за финансовые махинации и не раз подозревавшегося в наркоторговле.

На эпоху Корвалана пришелся и кризис 2009 года, разразившийся в Парагвае на фоне уменьшения спроса и снижения цен на экспортные товары. ЦБ страны отреагировал тогда целым комплексом мер фискальных и монетарных стимулов, что скоро дало результат — в 2010 году в стране возобновился экономический рост, продолжающийся до сих пор.

Хулио Феларде Флорес (Центральный резервный банк Перу)

Евгения Абрамович из Dukascopy Bank SA считает, что выбор Флореса среди лучших глав ЦБ в мире — лишь реверанс в сторону недавно избранного президента Перу Педро Пабло, американца по рождению. «Единственное, что случилось в Перу за последний год (на фоне непрекращающейся экономической стагнации), — рост индекса потребительской активности с мая по июль 2016 года», — отмечает аналитик.

Наблюдатели считают, что это стало возможно благодаря умеренной либерализации потребительских кредитов. Инфляция в Перу упала на 1 процентный пункт до отметки в 3,5% с февраля по май этого года, что стало возможно благодаря усилению устойчивости национальной валюты.

Амандо Маглаланг Тетангко (Центральный банк Филиппин)

Филиппины никогда не были процветающей страной. Да и с президентами ей, мягко говоря, не всегда везло: начиная с диктатора Фердинанда Маркоса (прославившегося огромным размером хищений из казны и страстью его жены Имельды к дизайнерским туфлям) до нынешнего главы государства Родриго Дутерте, который недавно назвал Барака Обаму сыном женщины легкого поведения, а американского посла — гомосексуалистом.

При этом Амандо Тетангко с 2005 года возглавляет ЦБ Филиппин, и за это время его неоднократно признавали одним из лучших руководителей нацбанков в мире.

«Мы позволяем условиям спроса и предложения определять курсы валют — чего мы точно не хотим, так это слишком сильной их волатильности и резких колебаний», — говорил Тетангко изданию Bloomberg о своей политике на посту главы ЦБ. Проводя умеренную политику, он который год добивается постепенного снижения инфляции: за первые семь месяцев 2016 года она составила в среднем 1,4%.

Эльвира Набиуллина (Банк России)

The Economist называл ее «правой рукой» Путина, а Wall Street Journal — «воскресительницей» российской экономики. Это все о ней — Эльвире Набиуллиной, с сентября 2013 года занимающей пост главы Банка России, получившего к тому же функции мегарегулятора всего финансового рынка, а не только банковского. Сейчас очередное западное издание признало ее заслуги — Global Finance отдал Набиуллиной шестую строчку в рейтинге лучших глав ЦБ в мире.

Действительно, в течение 2016 года инфляция в России в годовом исчислении опустилась с 15,5% до показателя в 6,9%, а рубль подорожал к доллару США на 12%. Отток капитала из-за войны санкций, резкое падение мировых цен на нефть также прибавили работы Набиуллиной. Введение плавающего курса рубля, таргетирование инфляции — и вот, по последним данным Росстата, инфляционные ожидания Россиян в августе этого года снизились до минимума с октября 2014 года.

«Краткосрочная цель — это адаптировать бюджетную политику к новым вызовам, к новому уровню цен на нефть… с тем, чтобы в среднесрочном плане бюджетная политика была предсказуемой и не вызывала вопросы у участников рынка в виде неконтролируемого роста госдолга, либо возможного увеличения налогов, либо эмиссионного финансирования», — говорила Набиуллина в июне этого года, обозначая приоритетные задачи ЦБ. К концу следующего года Банк России планирует достичь инфляции в размере 4% годовых, и уровень скептицизма по отношению к этой инициативе с каждым месяцем снижается.

Фай-Нан Пернг (Центральный банк Тайваня)

Пернг занимает свою должность с 1998 года и за это время заработал для нацбанка Тайваня прозвище «курицы, несущей золотые яйца» среди бизнес-кругов страны. Там знают: пока Пернг на своем посту, за финансовую стабильность можно не переживать.

Глава ЦБ Тайваня всегда активно участвовал в увеличении прозрачности китайского фондового рынка. В этом году после объявления результатов референдума в Великобритании за выход из ЕС Пернг неожиданно принял решение снизить учетную ставку до 1,375%, что помогло избежать разгона инфляции. «Сейчас экономика Тайваня переживает не лучшие времена, однако среди всех офшорных рынков Китая у него, пожалуй, самое лучшее положение», — говорит Евгения Абрамович.

«В Тайване все еще идет процесс отладки контроля за инфляцией, которая на протяжении года колеблется достаточно сильно. Однако темпы роста местного ВВП в этом году сумели выйти на хороший уровень (+0,7% год к году), что также указывает на кропотливую работу ЦБ», — замечает старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова. В 2015 году страна вышла на дефляцию в размере 0,3%.

Марк Карни (Банк Англии)

Гражданин Канады, Марк Карни тем не менее уже три года трудится в Банке Англии. Однако основные испытания на его долю пришлись этим летом: после Brexit в экономике Великобритании начался резкий спад. «Самое страшное, чего боялись аналитики всего мира, — начала сворачивания активного взаимодействия британских и европейских банков — не случилось», — отмечает Евгения Абрамович.

Чтобы облегчить последствия референдума 23 июня, в августе Карни принял решение о снижении процентной ставки до 0,25%. По мнению одних экспертов, это позволило замедлить рецессию экономики страны, однако многие аналитики и английские политики считают этот шаг преждевременным. «Он подрывает восприятие Банка Англии как беспристрастного института, и это осложняет работу Банка Англии», — сказал депутат-консерватор Джейкоб Рис-Могг агентству Bloomberg.

Также недавно ведомство Карни ослабило специальные требования по собственному капиталу банков, чтобы освободить для заимствований около 150 млрд фунтов стерлингов, — на случай, если с экономикой Великобритании произойдет еще что-нибудь непредвиденное.

Эмма ТЕРЧЕНКО, Banki.ru

Источник: Banki.ru









  if(injectTo=="")injectTo="admitad_shuffle"+subID+Math.round(Math.random()*100000000); if(subID=='')subid_block=''; else subid_block='subid/'+subID+'/'; document.write('
'); var s = document.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.async = true; s.src = 'https://ad.admitad.com/shuffle/36fe7aabad/'+subid_block+'?inject_to='+injectTo; var x = document.getElementsByTagName('script')[0]; x.parentNode.insertBefore(s, x); })();